Девочка сварилась в кипятке

За смерть 8-летней Лены Абдрахмановой коммунальщикам Кировского района придется заплатить 150 тысяч рублей.
Районным судом вынесен приговор по делу, от которого в феврале прошлого года содрогнулся весь Ростов, привыкший, казалось бы, ко всему. Восьмилетняя Лена Абдрахманова вышла ранним утром из подъезда дома, расположенного на улице Социалистическая, 121. Вышла не одна, а с малолетним братом, — они направлялись в школу.

Бедная девочка не знала, что на рассвете прорвало трубу, по которой в дом поступала горячая вода.

В 6 часов 50 минут кто-то из жильцов позвонил аварийщикам и сообщил, что весь двор окутан клубами пара.

Сообщение из диспетчерской службы в «Ростовтеплосеть» было передано в 7 часов 15 минут. Но если вы думаете, что участок на трубопроводе был сразу перекрыт, а на место аварии выехала аварийная бригада, то вы очень ошибаетесь. Кипяток продолжал бурлить под асфальтом, вымывая огромную яму. Опасный участок, где клубы пара выбивались из-под земли, никто не оградил.

Воду на аварийном участке перекрыли только после того, как несчастье уже произошло!

Халатность коммунальщиков и послужила основанием для подачи судебного иска мамой погибшей – Ирины Абдрахмановой.

Когда девочка вышла во двор, размякший асфальт проломился у нее под ногами, и Лена по шею погрузилась в кипяток…

От истошного крика встрепенулся весь двор. Проснулись те, кто еще спал. Отец девочки, капитан милиции Рафаил Абдурахманов, подскочил к окну, выглянул на улицу, но увидел только клубы пара.

Девочка, не потерявшая еще сознание от болевого шока, сама смогла выбраться из ямы. Жильцы рассказывали мне, что она даже вошла в подъезд, где ее подхватил отец, выбежавший навстречу.

«Скорую помощь» вызвал отец. Кожа с рук девочки свисала пластами. Лена была в полуобморочном состоянии, когда ее привезли в ожоговый центр 20-й поликлиники. Там, конечно, всякого насмотрелись, но вид пациентки, которую внесли в приемник, потряс всех.

- Она была не жилец, — признался мне заведующий ожоговым центром. — Одежду снять было невозможно. Когда мы ее срезали, то увидели, что ожоги очень глубокие и обширные. Не меньше 80-90 процентов кожного покрова.

Впоследствии мне доводилось слышать мнение, будто величина поражения кожи у Лены достигала 95 процентов. И хоть известны случаи, когда человек выживал после 40, 50 и даже 60 процентов поражения кожного покрова, но 80 — это слишком много. Шансов у девочки практически не было. Оставалась лишь надежда на чудо.

Девочка была без сознания. Она дышала лишь благодаря аппарату искусственного дыхания. Ее обугленное тело не лежало, а как бы плавало в специальном ложе, предназначенном для тяжелобольных с высокой степенью поражения кожного покрова. Четверо суток врачи ожогового центра боролись за жизнь восьмилетней Лены…

Но чуда не произошло.

Девочка умерла.

На суде, как и ожидалось, коммунальщики Кировского района себя виновными не признали. Ирина Абдрахманова требовала по иску 500 тысяч рублей. Именно столько семье требовалось, чтобы сменить место жительства. Видеть каждый день двор, в котором заживо сварилась дочь, — невыносимо. Согласно медицинскому заключению, реабилитационное лечение понадобится всем членам семьи, — включая престарелого дедушку. Адвокат коммунальщиков еще до начала судебного процесса предлагала двухкомнатную квартиру в другом дворе, но на ее условия Абдрахмановы не согласились. Более того, они сочли, что ЖКХ даже на чужом горе старается поиметь выгоду и оттяпать себе комнату: сейчас семья живет в трехкомнатной квартире…

Когда стало ясно, что Ирина Абдрахманова дело все-таки выиграет и платить придется, представитель ЖКХ предъявил справку, согласно которой на счету предприятия нет денег.

Даже представитель обвинения в своем последнем слове просил судью учесть материальное положение ЖКХ и скостить размер материальной компенсации семье погибшей до двухсот тысяч.

Что и говорить, судья явно пошла на встречу. Кировскому ЖКХ предстоит заплатить всего 150 тысяч рублей. Но если учесть, что на счету предприятия ничего нет, становится ясно, что выиграть процесс – это пустяки. А вот получить хотя бы копейку – это да!..

Ирина Абдрахманова с решением суда осталась не согласна. Она намерена обжаловать решение в областном суде. Кроме того, она считает, что виновные в беде, постигшей ее семью, должны сесть. Напомню, что максимальное наказание за смерть, последовавшую в результате чужой халатности, — пять лет.

10.09.2014

Добавить страницу в закладки:

Смотрите также:

Каким оператором мобильной связи вы пользуетесь?

Loading ... Loading ...

Архив опросов